Мой сайт
Четверг, 27.07.2017, 05:50
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [99]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 137

Главная » Статьи » Мои статьи

И.Николаев-2

Инженерные машины разграждения ИМР при этом выполняли и ряд несвойственных задач, таких, как разрушение зданий (сооружений), погрузка стреловым оборудованием зараженных элементов с превышением грузоподъемности, а также извлечение из завалов же­лезобетонных и стальных конструкций с помощью телескопической стрелы и т.д.

Все это приводило к частым поломкам и повышен­ному отказу техники. То, что инженерные войска выполняли не характер­ную для них задачу по дезактивации объектов и мест­ности, по всей видимости, можно объяснить тем, что войска РХБЗ не имели на оснащении высокозащищен­ной и высокопроизводительной техники, позволяющей вести дезактивационные работы путем снятия слоя зараженного грунта и разбора различных завалов и разрушений. Инженерные же войска располагали пар­ком таких средств.

Представляется, именно это предопределило и реше­ние правительственной комиссии возложить на инже­нерные войска задачу по ликвидации пораженного ра­диоактивным «следом» соснового леса (получившего название «рыжего»), вплотную подступившего к терри­тории ЧАЭС. Он представлял из себя источник повы­шенной опасности и высокого радиационного фона. -

Автору этих строк в составе небольшого творческо­го коллектива из представителей инженерных войск, возглавляемого доктором технических наук, профессо­ром генерал-майором М.П. Цивилевым, пришлось уча­ствовать в научно-техническом сопровождении выпол­нения данной задачи. Нашему коллективу удалось в короткие сроки разработать технологию «захоронения» пораженного леса, провести реально на местности эк­сперимент. Полученные результаты оказались хороши­ми, что позволило правительственной комиссии оста­новиться на предложенном военными инженерами спо­собе ликвидации пораженного леса.

Разработанный способ дал возможность в 10 и более раз снизить уровень радиации, в 3-4 раза сократить сроки выполнения задачи и в 10-12 раз уменьшить сто­имостные расходы по «захоронению» зараженного леса по сравнению с другими известными и предложенными там способами.

Не менее важной оказалась и задача по подготовке водоохранных сооружений к весеннему паводку. Зима 1986-1987 годов в окрестностях Чернобыля оказалась очень снежной, гидрометеорологическая служба про­гнозировала обильный паводок. С учетом этого с 21 декабря 1986 года несколько инженерных подразделений приступили к выполнению задачи по реконструк­ции дамбы в районе Гдень и Скородное, предназначен­ной для защиты указанных населенных пунктов от затопления и подтопления строений в ходе весеннего паводка. Строительная длина дамбы составляла 11,2 км, общий объем земляных работ - 137,8 тыс.м3. Дамба возводилась в сложных условиях, в зоне с повышенным уровнем радиации, при среднесуточной температуре -28°С. Силами подразделений задача была выполнена к 19 января 1987 г. за 10 суток вместо 1,5-2 месяцев, как это предусматривалось первоначальным планом.

Одновременно с этим вблизи водоохранных соору­жений в бассейне р. Припять начали сосредотачивать значительные объемы щебня и гравия, а также форми­ровать в каждом секторе (30-икилометровая зона ЧАЭС была разбита на три сектора) аварийные бригады с соответствующей техникой для устранения возможных повреждений плотин и дамб в ходе весеннего паводка. Жизнь в дальнейшем подтвердила правильность и сво­евременность выполнения данной задачи.

Особо хотелось бы остановиться на оборудовании ледяной переправы на р. Припять, так как оно было сопряжено с определенными трудностями. Однако вна­чале хотел бы объяснить, почему появилась эта задача? В ходе ликвидации последствий аварии на ЧАЭС возникла необходимость организации переправы через р. Припять в районе г. Чернобыля и через обводной канал в районе АЭС, так как имеющийся около станции ме­таллический железнодорожный мост был сильно зара­жен радиоактивными веществами и проезд по нему был закрыт. В этой связи силами 16 помп в первые же дни после аварии были наведены наплавные мосты через р. Припять вблизи г. Чернобыля емкостью 1 комплект парка ПМП и около самой АЭС через обводной канал емкостью 1/4 комплекта парка ПМП, которые устойчи­во функционировали вплоть до декабря 1986г.

Из-за шуги и начавшегося ледостава решением на­чальника Генерального штаба ВС СССР 12 декабря 1986 г. наплавной мост из парка ПМП на р. Припять был снят. Отсутствие моста резко усложнило действия войск по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. При этом убывшие до снятия моста на левый берег р. Припять 136 идмп и 2383 идб для выполнения в районе населенного пункта Парышев правительственного задания, факти­чески оказались отрезанными от пунктов дислокации. Кроме того, доставка продуктов, материальных средств, ГСМ и запасных частей в 30-икилометровую зону ста­ло осуществляться по окружному маршруту через г. Мозырь, что увеличивало длину пробега машин в одну лишь сторону на 360 км.

С целью обратного возвращения идмп и идб в район зимней дислокации и обеспечения нормальной жизне­деятельности войск, находящихся на правом берегу р. Припять, было принято решение оборудовать ледя­ную переправу под грузы Q=30T путем намораживания льда до толщины не менее 62 см и устройством дере­вянного строения по верху.

Особенностью здесь было то, что в этом регионе никогда прежде не выполняли подобную задачу, так как здесь достаточно мягкие зимы и толщина льда, как правило, не превышает 15-20 см. Именно поэтому применялся способ намораживания льда и устройство деревянного строения по верху.

Оборудование переправы было поручено 136 идмп, который выполнил эту задачу с заготовкой лесоматери­ала за 6 суток с 1 по 8 января 1987 г. При этом объем намороженного льда составил — 15 тыс.м3. Причем ши­рина намораживаемой полосы льда достигала до 50 м. Сделано это было для увеличения надежности ледяной переправы. Для подачи воды были задействованы 4 по­жарные машины, так как в штате идмп мотопомп не было. На устройство коллейного настила и въездов потребова­лось около 260 м3 лесоматериала. Ширина реки в месте оборудования ледяной переправы достигала 140-145 м.

Заслуживало внимания изготовленная в полевых условиях воинами ремонтного подразделения идмп трособлочная система для эвакуации застрявшей на ледяной переправе техники, позволяющей без заезда тягача на лед буксировать неисправную технику на берег. Система эта была необходима, так как из-за небольшой толщины льда подогнать к заглохшей машине тяжелый тягач было нельзя. Кстати, описание этого устройства опубликовано в журнале «Техника и воору­жение» (1990 г., №2).

После переправы на правый берег идмп и идб с 20 января 1987 г. ледяная переправа была передана в рас­поряжение райисполкома г. Чернобыль во временное пользование (до 20 февраля 1987 г.). Реально же эта переправа просуществовала вплоть до начала апреля 1987 г.

При выполнении задач встречались такие явления, как неоднородность радиационного фона, причем резкая, в местах выполнения задач (по территории, различным участкам инженерной техники). Например, уровень радио­активного загрязнения ходовой части на отдельных маши­нах составлял 620мр/ч, а на верхней части - 30 мр/ч. Отвалы ИМР сильно излучали (до 1 мр/ч). На одной из машин были выполнены сварочные работы и этот под­вергшийся сварке участок даже после многочисленных попыток не смогли дезактивировать. Имели место слу­чаи, когда после отмывания от предыдущих наслоений, машина начинала больше «фонить». Выявилось также, что инженерную технику после выполнения задач на ра­диоактивно зараженной местности необходимо сразу же дезактивировать, иначе спустя некоторое время это бу­дет сделать практически невозможно.

Анализ использования инженерной техники показал, что ее отдельные образцы не нашли применения при выполнении поставленных задач (например, МДК-2), в тоже время возникала необходимость использования ряда машин, которых в штате инженерных частей не было. Поэтому перед выдвижением частей в район выполнения поставленных задач необходимо опреде­лять номенклатуру техники, оставляемой в ППД, а также выделять дополнительные силы и средства, спо­собные повысить эффективность действия частей при выполнении конкретных задач. Например, идмп, выпол­няющие задачи по возведению водоохранных сооруже­ний, целесообразно усиливать: экскаваторами «Драг­лайн» для очистки русел рек и каналов; прицепными катками для уплотнения грунта; мотопомпами МП-600 (800), а также машинами АРС-14 для промывки туфа и горной породы.

В целом опыт ликвидации аварии на ЧАЭС показал, что существующие в то время образцы инженерной техники, за исключением ИМР-2 и некоторых других машин, не в полной мере соответствовали условиям их эксплуатации на радиоактивно загрязненной местнос­ти. К основным недостаткам, мешающим эффективно­му использованию инженерной техники в подобных ситуациях, можно отнести незащищенность кабин от гамма-излучения и от попадания в них радиоактивной пыли; отсутствие автоматических устройств, которые могли бы срезать заданный слой зараженного грунта. Установлено, что раздельный технологический процесс по срезанию и волочению грунта в кучи, а также погруз­ка его в транспортные средства приводит к значитель­ному пылеобразованию и снижению эффективности дезактивации местности.

Выявилось также, что на инженерных машинах, осо­бенно на ИМР-2, целесообразно иметь внешние дозимет­ры, что позволит экипажу (расчету) оценить радиацион­ную обстановку в районе производства работ без выхода наружу из герметизированных кабин (отсеков).

Таким образом, опыт использования инженерной техники в описанных ситуациях наглядно продемонст­рировал массу нерешенных проблем, оставлять без внимания которые просто недопустимо.

Были определенные сложности и с личным составом. Вначале личный состав с опаской выезжал на выполне­ние задач в зоне аварии, но затем адаптировался и начи­нал работать нормально. Встречались случаи наруше­ния мер радиационной безопасности. Однако ежеднев­ный инструктаж по мерам радиационной безопасности позволяли избежать переоблучения личного состава и преодолеть радиофобию.

Три месяца продолжилась моя командировка в зоне Чернобыльской АЭС. Но, как известно, всему есть конец. 11 апреля 1987 г. я покинул этот регион. Уезжал к месту своей постоянной службы с чувством исполненного долга перед Родиной. Возложенные на меня задачи ста­рался выполнить добросовестно и в полном объеме, товарищей не подводил. Как и сотни, тысячи других представителей Вооруженных Сил, получил опыт дей­ствий в экстремальных условиях. Увиденное, услышан­ное, выстраданное стремился зафиксировать в памяти и рабочих тетрадях, что потом вылился в отчет о НИР «Облако». Для себя же сделал вывод: достойнее наших солдат, офицеров и генералов во всем мире нет. Толь­ко наши воины и командиры способны действовать в тяжелейших условиях не щадя живота своего, прояв­лять максимум смекалки и героизма. Поэтому мы не­победимы!

И.Н.НИКОЛАЕВ,

доктор военных наук,

профессор,полковник


Категория: Мои статьи | Добавил: ofizery (08.12.2008)
Просмотров: 509 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz