Мой сайт
Вторник, 30.05.2017, 08:35
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [99]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 137

Главная » Статьи » Мои статьи

П.А.Иванов-2

Война

Мирная жизнь прервалась частично ещё в 1939-1940 годах, во время финской кампании. Уже тогда некото­рые жители деревни не вернулись с поля боя, кто-то был ранен или обморожен. В ту зиму морозы доходили до 45 градусов. Замерзли фруктовые сады, дубовые рощи. Подобные морозы были в зиму 1978-1979 годов, когда не стало фруктовых деревьев, дубов, даже кленов и орешников.

В воздухе уже пахло порохом. Мужчин призывного возраста начали привлекать на различные военные учения и маневры. Поэтому слова о том, что война была внезапной, не соответствуют действительности того времени.

Наступил 1941 год. Началась Великая Отечествен­ная война, которая длилась почти 4 года и унесла де­сятки миллионов человеческих жизней. Взрослые муж­чины призывного возраста в этом же году ушли на фронт. В последующем уже молодых людей 1925 и 1926 годов рождения призывали по достижению 17 лет. Остались в деревнях только женщины, старики и дети, на плечи которых ложились посильные работы. Они трудились вместе со взрослыми в меру своих сил и возможностей. Порой, может быть, и сверх этого. Помимо дневной работы, летом ночами пасли лошадей на выпасах в любую погоду.

Председателем колхоза женщины выбрали Алексан­дра Герасимовича Яковлева, участника боев финской кампании 1939-1940 годов, который вернулся домой без трёх пальцев левой руки. Хотя он окончил только 5 классов, имел покладистый характер, был настойчив в проведении намеченных дел. Умел разговаривать с женщинами. Никогда не ругался, а тем более нецензур­ными словами. Накаленную обстановку смягчал шут­ками-прибаутками. Любил иногда выпить, но в меру. Хороший организатор. Был большим дипломатом при разговорах с начальством любого уровня. Соглашался и в споры не вступал, знал, что возражать бесполезно, но старался делать так, чтобы дела и интересы колхоза не пострадали. В период вывозки зерна на хлебоприем­ные пункты, старался на глаза районного начальства не попадаться. Видимо, избегал увеличения плана вывоза зерна. Ругать не за что - план выполняется, а попадешь на глаза начальству, могут и план увеличить. С нами, па­цанами, он вообще разговаривал как со взрослыми. Мы выполняли все его поручения и задания беспрекослов­но. Но и он заботился о нас: умудрялся выдавать на трудодни понемногу зерновых, картофель, овощи, даже мед. В целом, народ не голодал и работал с усердием. Я даже во время каникул, когда учился в техникуме, выходил на работу. Мои трудодни записывали маме.

 

Послевоенная жить

Закончилась война. Кто остался жив, те вернулись домой. К сожалению, мужчин совсем не осталось. Их поглотил молох войны. Жизнь шла вперед. Подросла молодёжь. Заиграли свадьбы. Стали строиться. Дерев­ня выросла до 38 дворов. Дела в колхозе шли хорошо. Купили подержанный грузовик ЗИС-5, нефтяной двига­тель в 24 л.с. для выработки электричества для ночного освещения. На втором этаже клуба открыли начальную школу. Заработал магазин потребкооперации. Регуляр­но приезжала кинопередвижка для показа фильмов. Вот это был праздник! Мама быстренько доила корову и чуть ли не бегом шла в клуб смотреть кино. Она лю­била фильмы и удивлялась, как некоторые женщины, моложе ее, не ходят в кино.

Казалось, радоваться бы начавшемуся улучшению жизни деревни - после смерти Сталина отменили сель­хозналог с колхозников, народ начал сажать фруктовые деревья и кустарники, строить дома. И население всё ещё оставалось бесправным. Если, к примеру, человек куда-либо выезжал за пределы своего района, он дол­жен был иметь справку из сельсовета с указанием фамилии, имени, отчества, места жительства. Обяза­тельные натуральные поставки с придворных кресть­янских хозяйств не отменили. За мизерные цены (так называемые закупочные) необходимо было в течение года сдать: 220 литров молока с коровы, 120 штук куриных яиц, 400 грамм шерсти с каждой овцы, мясо (точно не помню), видимо, 40-50 кг в живом весе, кар­тофель (рассчитывался колхоз в счет трудодней).

Дети колхозников при рождении, как при крепост­ном праве, автоматически становились членами колхо­за. Для того, чтобы получить паспорт, кроме свиде­тельства о рождении должны были представить в органы МВД и справку из сельсовета. А сельсовет без разрешения председателя колхоза такую справку не вы­давал. В общем, круг замыкался. Человек становился как бы рабом колхоза, т.к. заявление о вступлении в колхоз не писал.

В хороших колхозах, где на трудодни что-то вы­давали, помогали вести приусадебное хозяйство, народ сознательно работал. Но таких было мало. Как правило, такие хозяйства были в небольших деревнях, где народ был дружный и за работу что-то получал. После окончания техникума в 1948-1950 годы я работал в отделении Росбанка СССР (Республика Та­тарстан, СармановскиЙ район). Там тоже сильных кол­хозов было мало. Наряду с колхозами в районах были в среднем 2-3 совхоза.

Что и говорить, результаты деятельности в совхозах тоже были не блестящие. Видимо, мешала работать ценовая политика государства, которая, к сожалению, жива и сегодня. Закупочные цены на сельхозпродукты ниже цен на горючее, технику, удобрения и т.п., что делает работу сельхозпроизводителей убыточной и конкуренцию с импортной продукцией не выдержива­ют. Рынок заполонила импортная мясомолочная про­дукция, растительное масло, сахар и т.д.

Испытания сельского населения на этом не закончи­лись. Пришел к власти «великий реформатор» Хрущев. Не зря на Востоке говорят: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». Началась кампания по укрупнению колхозов. При этом, как всегда, не добровольное объединение, а принудительное. И принуждали жестко. Руководителей хозяйств, кто не хотел объединения, снимали, наклады­вали партийные или иные взыскания. Малые деревни объявлялись «неперспективными», а людей принужда­ли к переселению в более крупные села. Закрывались магазины, школы, клубы, медпункты. При этом люди должны были переселяться за свой счет, государство средств не выделяло.

Первый этап объединения - это один колхоз в мас­штабе сельсовета. Четыре колхоза, в т.ч. три жизнеспо­собные объединили в один с четвертым убыточным колхозом. Второй этап - по истечении короткого вре­мени, объединяли с колхозом, созданным таким же путем в другом сельсовете. Получался колхоз в масш­табе двух сельсоветов. Затем последовало и укрупне­ние сельсоветов: вместо двух - один. Хозяйство стало неуправляемым, местная власть - далека от народа. Уравняли всех на уровне нищеты. Хорошие колхозы исчезли - растворились в нежизнеспособных колхозах. Получилось своего рода раскулачивание на уровне колхозов, на уровне индивидуальных крестьянских хозяйств, проведенное в 1929-1931 годах.

На трудодни люди ничего не получали. Перестали выходить на работу. Поля кое-как обрабатывались тех­никой, полученной за плату из расформированных МТС. Пользуясь близостью крупного промышленного горо­да - Казани, вначале молодежь, а затем и люди более старшего возраста, всеми способами получив паспорт, стали уходить из деревень. Аналогичная обстановка была и в других регионах страны. В пятидесятые годы прошлого века молодых ребят, призванных в армию из деревень, сразу же после увольнения с военной службы вербовщики прямо в казармах нанимали на различные работы в разные регионы страны, обещая выдать пас­порт на месте. То же самое было и в последующее десятилетие. Таким образом, молодежь после военной службы в деревню не возвращалась.

Очередная авантюра Хрущева заключалась в отказе восстановления сельского хозяйства в обжитых райо­нах исторического центра России, кстати, почти не под­вергнутого засухам. Решил направить материальные и финансовые ресурсы на распашку целинных и залеж­ных земель в Казахстане и в ряде восточных областей России. При этом там не было никакой инфраструкту­ры для жизни (жилья, дорог, школ, учреждений здраво­охранения и культуры и т.д.). Все надо было начинать, как говорится, с нуля, на голом месте. В этих местах пе­риодически через 3-4 года бывают засушливые перио­ды с минимальным количеством осадков. Всё это я видел во время командировки с октября по декабрь 1956 года на уборку урожая в Кустанайскую область Казахстана в составе воинских подразделений Прибалтийского во­енного округа. Жилья и складов для зерна не было. Зерно сыпали на землю в бурты, как солому в скирды. От влажности зерно самовозгоралось и потом не годи­лось даже на корм скоту. Агротехника и правила не соблюдались. Если поля надо было вспахивать безот­вальным способом, пахали обычными плугами с отва­лами и переворачивали плодородный пласт земли. Из-за этого пыльные бури выдували плодородный слой.

Черные пыльные облака, поднятые ветром с этих по­лей, доходили в 1960-ые годы даже до города Омск. В статорганы давали данные о сборе зерна в бункер­ном весе комбайна, а не со склада зернохранилищ. Была сплошная приписка сбора урожая. А сколько зерна пропало! Такого учета, естественно, не вели, т.к. это было бы не в угоду власти любого уровня.

Самое печальное то, что при распаде СССР большин­ство этих совхозов осталось за границей России - в Казахстане, а ресурсы на все это тратила Россия. Сра­ботала мина замедленного действия - разделение Рос­сии на национальные республики с приданием им форм и атрибутов государственности. Административные границы, впоследствии ставшие государственными, устанавливались центральной властью произвольно. К Казахстану отошли самые лучшие земли Уральских, Оренбургских и Сибирских казачеств в бассейнах рек Урал, Тобол, Ишим и Иртыш. Аналогичная история произошла с границами Украины. Всё Азово-Черномор­ское побережье и Крым, отвоёванное от Османской империи Россией кровью российских солдат, отошло к Украине, стремящейся в НАТО.
Категория: Мои статьи | Добавил: ofizery (08.12.2008)
Просмотров: 464 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz